Tags: логофилия

припечатано

Перечитал любимую книгу спустя десятилетия)

Вот представьте сюжет моей любимой книги: очень большая семья с отцами-детьми-дядями-племяшками (не дружная, с кучей взаимных претензий, но слегка друг к другу привыкшая) ежедневно собирается за большим столом, а поевши, садятся все вместе за любимую онлайн-игрушку и с удовольствием в неё режутся.
И тут ни с того с сего глава семьи говорит:
-- Так, народ, мене тут тётя Феся один чит подсказала сделать. В общем, никому в игру не соваться, пока папа не наиграется!
Глава семьи, конечно, он глава семьи, но все родные возмутились. Брат папаши сначала хотел показать, что он и сам крутой и что плевал на приказы, но потом утерся; детишки тайком пытаются подключиться к системе, чтобы тоже сыгрануть. Дошло до того, что жена с ним после долгого перерыва неожиданно сексом занялась, чтоб только его ненадолго от игры отвлечь. Потому что терпеть не могла, когда ему хорошо и он собой доволен…
И в какой-то момент папаша всем и говорит:
-- Ну все, я нигрался, до боссов дошел, дела испортил как только мог, теперь творите что хотите!
И все подорвались. Даже до мордобоя дошло.
В общем, вот вам в краткой версии сюжет гомеровской «Илиады». Я тут в прошлую пятницу сильно простудился и, оказавшись, на все выходные дома один и без дел решился спустя страшно сказать столько лет… тридцать три наверное, перечитать от начала до конца. Прочитал и понял – по прежнему, любимая книга. Наряду с «Комедией» и «Алисой».


* * *
Одновременно с предыдущей версией толкования прочел «Илиаду» как хронику успешного, но захлебнувшегося контрнаступления.
припечатано

Несколько воспоминаний о Борисе Фёдоровиче Егорове

Неизбывная печаль.
Несколько последних дней перед глазами настойчиво вставало одно  воспоминание: мы вместе с S. покупаем билет на поезд из Саратова Борису Фёдоровичу Егорову (он собирается ехать в Петербург через Москву), а потом дожидаемся поезда в некомфортабельном здании кассы саратовского железнодорожного вокзала. Борис Фёдорович не признаётся, что устал. Он сидит в неудобном кресле и безостановочно рассказывает истории, вспоминает о встречах с теми или иными легендарными своими знакомцами.
А сегодня пришло известие, что блистательный филолог и историк, соратник Ю.М. Лотмана по тартуской филологической школе, председатель редколлегии серии «Литературные памятники» скончался накануне. Ушёл в 94 года, работая до последнего времени. До самого начала периода самоизоляции находился в постоянных разъездах, путешествуя по научным центрам. Лучший друг саратовских филологов, всегда соглашающийся приехать на защиты, выступить рецензентом, поддержать, дать совет.
И сразу множество, множество других воспоминаний с его участием:
Декабрь 2017 год. В день моей защиты он превратил своё оппонентское в продолжительный и блистательный бенефис, ставший, по сути, главным номером это вечера. После защиты и банкета А-ка предложила проводить его до гостиницы. Борис Фёдорович отказался, сославшись, что хочет прогуляться в одиночестве. А-ку остановить непросто. Волнуясь за Бориса Фёдоровича, она устремилась следом, скрываясь от него на другой стороне улицы и наблюдая «а вдруг чего». Борис Фёдорович шел не торопясь, иногда останавливался, вынимал из кармана пальто кусок целлофана, стелил его на приступочки и ограды, садился, некоторое время отдыхал. Затем поднимался и продолжал прогулку.
Март 2010. В рамках «Хлестаковских чтений» участники этой серьёзно-несерьезной конференции карнавальной колонной прошлись по историческому центру города в Хлестаковском шествии. Ваш покорный на правах гида импровизировал, на ходу придумывая исторические места и достопримечательности. А почётный гость конференции Борис Фёдорович в забавной желтой повязке шествовал с нами. И этот серьезный исследователь вместе с нами наклеивает на стены мемориальный лист Гоголю и приносит ему почести (вот он на фото ниже с Машер и Кумой). Карнавал и игра были постоянными спутниками Бориса Фёдоровича.
Переписывались с ним довольно недавно, обсуждали научное наследие К.Ф. Седова, рассуждали о исторической взаимообратимости имён «Константин» и «Кирилл» (это очень забавно, если знать весь контекст).

Неизбывная печаль. И огромная благодарность за знакомство и неоднократные встречи с этим удивительным человеком, пронесшим через эпохи благородство, лишенную злобы иронию и бесконечную доброжелательность.
припечатано

Два взгляда на карту Одиссеи

Мы с Митенькой долго в молчании рассматриваем, как маршрут Одиссея из Трои домой выглядит на реальной географической карте Средиземноморского бассейна. Наконец я поучительно заявляю:
- Вот что случается, когда у автора нет внимательного редактора, который заставляет придерживаться логики и правдодобия!
- Да, ерунда!, - машет рукой Митенька, - вот что случается, когда нормальный яхтсмен после долгой работы решает отправиться по бабам!
припечатано

Не Бредбери единым жив август!

Пока все ленты всех соцсетей безостановочно постят фрагмент из Бредбери про август, который надо сами знаете что делать, обратимся к Антону Палычу Чехову:


«Месяц всякого рода плодов. Поселянин собирает в житницы плоды своего годового труда и кладет зубы на полку. Кабатчики получают долги, кулаки почивают от дел. Изобилие плодов земных поражает иностранца в такой степени, что у него делаются схватки: среднее яблоко стоит 50 коп., груша — рубль, а покупка арбуза влечет за собою карманную чахотку. Барыни едут ради виноградного лечения в Ялту, где виноград только вдвое дороже, чем в Гельсингфорсе… Август плодовит во всех отношениях. Тот ненастный вечер, в который дева шла в пустынных местах и держала в трепетных руках плод, был именно в августе. Плоды же злонравия поспевают у нас ежемесячно. У римлян август был шестым в году и назывался sextilis’ом, у нас же он восьмой и называется августом в честь римского императора Августа, основавшего, как известно, августинский орден и сочинившего романс «Ах, мейн либер Августин». В этом месяце солнце вступает в знак Девы, отчего природа приобретает вид томный, кислый, меланхолический. Всё, что веселило взор летом, в августе наводит уныние. Листья желтеют, трава ржавеет, дачники чумеют и бегут с дач в города, где поедаются живьем домовладельцами. Дни становятся короче, точно дневной свет поступает в ведение интендантского ведомства, печенки, ревматизмы и злые жены разыгрываются, как неподмазанные двери во время сквозного ветра. Светлые брюки, соломенные шляпы, пикейные жилетки, кители, крылатки — всё это посыпается от моли вонючим нафталином и прячется на чертовски долгое время в мамашины или бабушкины сундуки. Одетые в чиновничьи капюшоны на вате, идут театральный, учебный и свадебный сезоны. Кто летом ленился, шалил и родителей не слушался, тот в августе учись или женись… Умнее всех оказываются в августе птицы и медведи. Первые собираются толпами и стараются улететь как можно подальше от зимы с ее увеселениями, рецензиями, единицами, сугробами, вторые же берут лапы в зубы, безмятежно засыпают и будут спать, несмотря ни на что; даже если Цукки согласится остаться на всю зиму в России, и тогда они не проснутся. В августе начинается так называемое «бабье лето», когда природа — совершенная баба: то улыбается, то куксит. У наших предков август назывался серпенем. «В первых числах сего серпения, — писали предки, — секретарь Обдиранский купно с делопроизводителем Облупанским заткнули за пояс Мамая».
припечатано

Отвалите от книг и фильмов! Занимайтесь реальностью!

Залез грешным делом в «Яндекс Дзен» и наткнулся на заметку. «Ребёнку на лето задали прочитать «Русалочку» Андерсена. Не хочу ему давать эту токсичную сказку…».
Господи, Б-же мой, научите ребёнка нормально читать, научите критическому мышлению и будьте спокойны за него, что бы ему ни попалось: хоть «Речи Высокого», хоть «Манифест Коммунистической партии», хоть еще чего круче…

      Collapse )
припечатано

Пир во время чумы. Публичная лекция о пушкинской драме и её источнике

Насколько вы уверены, что именно Пушкин придумал «Пир во время чумы»? Смогли бы вы как он пережить самоизоляцию без интернета и всего с тремя книгами? Что было дальше с героями пьесы?
По заказу канала «Литератор» я рассказал о необычайно актуальной пушкинской драме.


припечатано

Литературные фрески профессора Пыркова

Меж тем зять мой и по странному стечению обстоятельств тоже профессор Иван Владимирович Пырков, сидя в изоляции и будучи подстрекаем своею Музою, по странному стечению обстоятельств - моею сестрой, начал читать цикл лекций о русской литературе.
Зная дорогого зятя как человека влюблённого в литературу ещё больше чем я (хотя это и не сложно), рекомендую вам его послушать. Первая лекция здесь.
припечатано

Сказка Чешского Крумлова

Практически больше всего на свете я люблю сказки. Возможно, в списке моих ценностей они занимают второе место после музыки.И я до сих пор уверен, что волшебные сказки суть подлинная литература, а все эти истории по настоящих людей - это новомодное увлечение последних трехсот лет, коньюктура и попытки угодить современному читателю, которому кажется мало тошнотворной обыденности в жизни и он требует её еще и в литературе. Ничего, думаю я, лет через триста пройдёт.
Все это я объясняю для того, чтобы вы поняли, каково мне было в городе с названием Чешский Крумлов. Как в волшебной сказке.





Collapse )
припечатано

Литературный флэшмоб "11 фраз"

Моя сестра Тата подхватила литературный флэшмоб, который меня очень порадовал. Я его продолжу:


"Я цитирую 11 фраз, которыми заканчиваются 11 книг, оказавших на меня, каждая в свое время, значительное влияние. А вы - чур не гуглить! пробуете узнать книги. Если угадываете -- не называйте. просто пишите в ответе номера. Я пойму, что эти вы отгадали. А потом у себя тоже пишете свои посты со своими цитатами про свои книги".

1. Но это уже совсем-совсем другая история.
2. А за ним шел карлик Силен и передразнивал каждое его движение.
3. Словно лебедь пропел свою песню.
4. Потом луч скользнул дальше и в ночи лишь могучий темный силуэт грозил небесной тверди и неисчислимым звёздным мирам.
5. Единственный, кто мог бы посвятить нас в ход дальнейших событий - это маэстро Калло.
6. С этих пор Руневский не говорил более ни про старую бригадиршу, ни про Семена Семеновича.
7. Но что есть любой океан, как не множество капель?
8. Уцелеют по крайней мере хотя некоторые верные черты, чтоб угадать по ним, что могло таиться в душе иного подростка тогдашнего смутного времени,— дознание, не совсем ничтожное, ибо из подростков созидаются поколения...
9. Антоний осеняет себя крестным знамением и становится на молитву.
10. Я - грядущий день!
11. Дальше я не знаю.