Tags: визуальный нарциссизм

припечатано

Записки ленивца # 37

Что нужно, чтобы я отдохнул за ночь?
Нужно просто, чтобы всю ночь не снилось продолжение работы. Один раз за неделю так было – поднялся свежим и готовым на подвиги.
* * *
Работать над собой нужно до степени душевного спокойствия, когда ты сможешь посмотреть от начала до конца целых две серии ситкома «Башни Фолти» и не отождествлять себя с героем-неврастеником.
* * *
- А мне там понравилась такая тёмная девушка Аделина. По-моему, она на меня смотрела…
- Вот как это у тебя получается?! Там было 30 девушек и из них всех вычленил именно ту, у которой проблемы с психикой!

* * *

Тем временем в конторе:
Варенька: — Ты пьешь слишком много кофе, тебя может колбасить от кофеина.
Ксю: — Меня колбасит от погоды, я же эта... ну как его... Погоди, есть гипертоники, а есть ги...?
Варенька: — Есть гематоген!
Ксю: — Точно! У меня же есть гематоген! *убегает*

* * *
Кстати, Объединённые Сказочные Королевства отпраздновали своё четырёхлетие (точнее, четырёхлетие Неверлэнда, с которого всё началось). На снимке не хватает десяти из нас, но всё равно впечатление о вверенной мне команде составить можно.

* * *
В пятый (!) раз побывал на открытии фестиваля молодёжных театров «32 мая». С арифметической точки зрения пятый должен был быть в прошлом году, но администраторы еще до локдауна заявили, что хотят сделать перерыв, в результате, им не пришлось фестиваль отменять. Отлично устроились. Собственно я туда должен был прибыть после пары, задерживался и написал организаторам, мол, опаздываю, займите мне хорошее место. В ответ они присылают:
Традицией стала шутка со сцены про меня, понятная только мне и организаторам. Порадован и шуткой и самой традицией.


* * *

Сенсей рассказал, что когда проходит прогон зачёта по основам сценической коммуникации, в аудитории под нами (в компьютерном классе) осыпается штукатурка. Вот это плохая новость! Так, в процессе тренингов и корпус закончиться может в какой-то момент. Куды крестьянину податься.
P.S. А отсдались хорошо. Уровень самостоятельности ниже чем у курса двухлетней давности, но большое количество репетиций благотворно сказалось на качестве показа.
припечатано

Немного о признании

Прошлым летом, я возносил стенания и роптал о собственной недооцененности как сонграйтера/музыканта. Приблизительно тогда же я нашел успокоительные контраргументы. К ним же присоединю две истории, случившиеся на неделе
1. Был на свадьбе Вити Усачева. Подошёл неизвестный юноша, осторожно уточнил, играю ли я коллективе. Атрибутировав меня, признался, что обожает песню "Женька, поосторожнее с секирой!". Рассказал эта песня спасает его, наделяет позитивом и радостью. Поблагодарил за неё.
В общем, наша с Санечкой музыкальная жизнь уже прошла не зря.
P. S. Хотя последнее, чего можно ожидать от этой песни - это радости и позитивности)

2. Иду по улице. Сбоку стоит и продаёт какую-то мелочевку незнакомая, но явно малоимущая леди. Внезапно перегораживает путь
– Это же Вы? Вы поёте в клипе про Волгу? Можно с Вами сфотографироваться?


То есть, не всё так уж плохо. Какое-то народное признание вырисовывается… Еще лет так пятьсот упорной работы и популярность не за горами.
припечатано

Вариант моей судьбы

Матушка моя Наталия Викторовна недавно вспомнила два взаимосвязанных эпизода из моего детства.
Начала с очевидного: я в довольно раннем возрасте категорически заявил, что буду работать там, где много книг. В этом ничего удивительного: как только я научился читать для так называемого реального мира я в значительной степени пропал. В частности, родители требовали, чтобы я делал гимнастику, а у меня взгляд падает на раскрытую страницу, и я замираю. И так практически во всем.
Вторая история: в школе я (с точки зрения родителей) учился настолько плохо, что они собирались остановиться в этом процессе после восьмого класса. Тут я с ними не согласен сейчас и никогда не был. Плохо - это когда сплошные двойки, а тройки и четвёрки - суть норма.
Так вот, мой папа едет по городу, видит вывеску, приезжает домой и говорит: "Я знаю, куда надо пристроить Кирилла. В книготорговый техникум!".
В общем-то, неплохой вариант. Там, например, преподавала мама Моего Бледнолицего Брата. Возможно, жизнь бы у меня и неплохо сложилась. Но тогда бы не было истории профессора Захарова, карнавального оркестрика" З-бэнд", возможно, саратовского представительства ФПГ.
У меня вчера были именины, день прафилологов  Кирилла и Мефодия, а сегодня день филолога, посему и записал.
припечатано

Мои московские пиджаки

Я в фейсбуке рассказываю подлинную историю:
Студенты театрального института  спрашивают «К. М. , сколько у Вас пиджаков?». Я говорю: «Это непросто... в Москве три...».


Всё это чистая правда, собственно, на этом можно было бы и остановиться, но друзей и родню в комментах понесло:
Юка:  И добавляешь: хорошо устроились, довольны жизнью...
Сестра: Один в Кремле работает!
Я: Не в Кремле! В Белом доме!
Юка: Не жалуются, словом.
Сестра: А пожить у него можно, когда в другой раз поеду?
И так далее.


На фото один из московских пиджаков:

припечатано

2020 год, давай до свиданья, или Как я провёл ЭТО...

Я подумал, что если кто-то (мало ли что в жизни бывает) будет писать работу по моей жизни и (предположим) творчеству, то по моим предновогодним постам он без труда восстановит мою биографию. Было бы желание… На всякий случаю протоколирую всё очень педантично.
Если оглядываться на весь 2020 год, начать надо с того, что большую его часть я старательно провёл в депрессии. И это практически не связано с пандемией (или почти не связано), в основном, моя персональная рефлексия. С другой стороны, у меня было семь лет тучных три счастливейших года, можно иногда и на эмоциональное техобслуживание. А вторая специфика этого года в том, что у меня снова стало не две работы, а три.
Collapse )
С Новым годом, земляне!

припечатано

Снова театральный факультет, или суровый мне урок


Тут в череде дней решил, что две работы – это непозволительно мало для новатора и застрельщика, поэтому принял предложение от театрального института консерватории вернуться туда после 16-летнего перерыва…

- И кем ты там теперь работаешь? – спрашивает меня в этом месте  рассказа простодушный Миша Г.
-Кем я еще могу работать?! Профессором, ясен пень!, –  возмущаюсь я.


Почему я возмущаюсь? Потому что первый же рабочий день там преподнёс мне непростой урок. Прихожу я к молодёжи, открываю список студентов… и понимаю, что ко мне пришли учиться дети тех, кого я уже учил в своё прошлое пришествие, в 2000-2004.
Вот так, вроде дружишь со студентами, выступаешь с группой, ведешь полноценную жизнь пижона и гедониста, а перед тобой уже второе поколение студентов. И это убедительнее чем цвет волос и какая-то там дата в паспорте.

P.S. В дополнение к вышесказанному школьными учителями троих из этих студентов были мои выпускники разных лет.
припечатано

Фото от Никки Дьявол-Младшего и заложение отличной традиции

Кажется, складывается новая традиция: в августе Никита Музалевский, занятый совсем другим заказом, делает мой портрет. В прошлый раз это случилось в московском метро. Спасибо!
припечатано

Двенадцать, но вчера

Ныне, двенадцатого сентября я констатирую, что вчера исполнилось двенадцать счастливых лет, как мы знакомы с А-кой. Конечно, это надо бы было написать вчера, но это совсем не потому, что я забыл. Во-первых, у нас не было фото, во-вторых, мы ждали двенадцатого числа ради цифрового символизма.
припечатано

Записки ленивца # 34

Обсуждаем движения кадров в Неверлэнде.
Я: Наверное, это правильно, что более эмоциональные сотрудники отсюда уходят, а сотрудники, которые эмоции скрывают, остаются. Меня вот эмоциональность этого бывшего сотрудника (показываю на Вареньку) приводит ужас.
Дина: Ну, не в ужас же! В восторг!
Я: Я в этой конторе Ужас и Восторг – две крайности одной сущности. Практически как Эрос и Танатос.
Варенька (в процессе поедания чего-то, внезапно): А я на букву «Э» только «Эклер» знаю.
(Занавес)
*  *  *
Мы очень долго переписывали и пересводили песню для «Профессора Z.» под названием «Безумное чаепитие в Воронеже». До того, что наш саундпродюсер стал жаловаться:
- В ушах навязла, не знаю, куда не от неё деться.
Я говорю: Я как раз в Волгоград уезжаю, найди способ как-нибудь от неё отвлечься.
Он нашел способ отвлечься. Переехал. Ну не до такой же степени!

*  *  *

И он говорит:
- Когда я давным-давно расставался с одной девушкой, я под влиянием… кажется, Петрушевской ... или Улицкой, решил придать нашему прощанию какой-то дополнительной драматичности и сказал: «Вот мы сейчас расходимся, но спустя долгое время, когда я буду болен или мне будет совсем плохо или я буду умирать, придешь ли ты ко мне и принесешь ли мне пузырек с ядом, чтобы я мог прервать свои страдания?». Она меня уверила, что конечно, что разумеется, что она будет мониторить, как у меня дела. И вот я сейчас полагаю, что, не дай Б-г, со мной что-то случится, она мне не подаст яду.

А я говорю:
- Можешь быть во мне уверен, я тебе с удовольствием притараню яду, как только ты попросишь.

- Спасибо, что понял мой тонкий намек. Только, пожалуйста, не афишируй и, пожалуйста, не приноси мне его раньше времени со словами «Мало ли чего случится, а он всегда под рукой, если что…». Ладно, я пошёл ужинать и спать.
*  *  *
Но куда больше меня впечатлила история про расставание, рассказанная недавно Митей. Некая девушка планировала устроить одному его другу предельно театральное расставание. А он возьми и включи на телефоне «Прощание славянки», чем мгновенно уничтожил весь пафос момента и дидактический эффект.

*  *  *
Новый идеальный саундтрек для беспечных летних прогулок: новый альбом Стива Хоуи «Love Is…». Звучит она настолько непринужденно, что кажется, престарелый маэстро просто решил устроить уборку и протереть пыль со своих бесчисленных гитар и мандолин, увлекся и незаметно для себя записал диск.