Кирр Зах (kirr_zah) wrote,
Кирр Зах
kirr_zah

Category:

Джем-сессия. Мифотеррия 15.

Автор настоящей рубрики, несмотря на то, что в его доме живет почти пятисоттомная библиотека, наибольшее удовольствие получает от перечитывания двух книжек: трудовой и сберегательной. Вторая из названных постоянно готовит какие-то непредсказуемые повороты сюжета, то радующих, то огорчающих. Первая же напоминает автору рубрики, что, несмотря на обилие направление его деятельности, он, в первую очередь – университетский преподаватель и сейчас у него сессия на носу.

Хотя, сколько я помню, она там находится весьма продолжительное время. Сам удивляюсь, как мой нос ее все эти годы выдерживает. В течение пяти студенческих лет я считал ее тяжелой, потом, перейдя на другую сторону баррикад с удивлением обнаружил, что по ту сторону, она как раз и была легкой… В конечном итоге, я с ней сроднился и окончательно перестал понять, отчего мои юные друзья так ее драматизируют. Всякий раз, когда речь заходит о ней родимой в моем сознании включается внутренний диалог. И внимательный Исследователь Мифотерррии подчас спорит во мне с придирчивым Педагогом.

Исследователь: Миф о всепопирающей Сессии, беспощадно пожирающей время, нервы и мозг студентов давно уже стал неотъемлемой составляющей студенческого фольклора.

Педагог: Консервативного и стереотипного. Допускаю, для кого-то она тяжела, но зачем обобщать-то. Если так обобщать мы чего доброго предположим, что у всех студентов присутствует этот самый «мозг», а это более чем смелая догадка.

Исследователь: Ну знаете ли… Эти верования в течение как минимум полувека используются миллионами слушателей высшей школы…

Педагог: Я не собираюсь спорить со всем мифологическим комплексом студенческого фольклора. Я верю, что водятся классические «бедные студенты», заказывающие к двум сосискам пятнадцать вилок. Допускаю, что на призывы из окна откликается загадочная Халява – она периодически оказывает благосклонность целым национальным экономикам, чем отдельные студенты хуже. Но не получается верить, что «от сессии до сессии живут студенты весело». Куда девается это веселье в период экзаменационных испытаний? Жизнь, что ли замирает и все соблазны реального мира в течение месяца оказываются никем не востребованы? Особенно в период летние сессии. Не проводятся опен-эйры, не организуются выезды в леса и на дачу и купальный сезон никто не открывает, что ли?

Исследователь: Тогда как объяснить, что эта мифологема снова и снова оказывается «живее всех живых»?

Педагог: Я же сказал, все дело в консервативности мышления. Эти верования зародились в советские времена, в период торжества общественного над личным.

Исследователь: У Леонида Гайдая в «Операции Ы» есть новелла о сессии… Только мне кажется, что уже Гайдай играл на всем известных стереотипах, многие сессионные шутки уже там производят впечатления повторения.

Педагог: Скорее всего они развились еще раньше. И у их появления были социальные предпосылки. Требования в вузах были намного выше, энтузиазм овладевать знаниями был не в пример нынешнему…

Исследователь: Ой ли… Боюсь, что студенчество мало изменилось со времен средневековой Сорбонны или братства буршей в Германии.

Педагог (как будто не слыша): Тогда это все могло войти в обиход. А сейчас это просто неоправданно. Сейчас «пришел – отлично», «не пришел – хорошо». А передается фольклор по инерции. Поступил молодой человек в вуз, свалили на него ушат этих баек. А времени проверить их на деле у него немного – лет пять-шесть. Только начал он догадываться, что все обстоит несколько иначе, как все – выпуск. Так его прозрение остается его личной драмой. А на его место приходит другой такой же наивный и так же с самого начала доверчиво во все это верит.

Исследователь: По-моему, Вы утрируете. Часто случается, что чудовищная Сессия действительно ведет себя как хищник. Отчисляют ли людей по ее результатам…

Педагог: Во-первых, мало отчисляют. Можно больше. А во-вторых, к этому следует несколько по-другому относиться. Драматическая сессия с последующим отчислением – это уникальная возможность оценить еще раз свое место в обществе, свои силы и своё предназначение. Отчисление дает человеку возможность исправить ошибку неверного поступления и обратиться к тому, что у него действительно получается… А они все восстановиться норовят…

Исследователь: Людоедская логика, надо Вам сказать… думаю происхождение мифов о сессии несколько другое. Это в чистом виде сезонный миф. Студентам свойственно вести себя подобно былинным богатырям и хвастаться своей удалью. А в чем у столь молодого человека может выражаться «удаль». Да как и у богатырей: в способности много съесть или выпить, в любовных к победах и в пренебрежении к различного рода условностям. Первой из условностей они зачастую почитают свою непосредственную обязанность: числясь в учебном заведении, учиться в нем. Так вот это требование «учиться» они старательно игнорируют… хотя чаще это пренебрежение более декларативное нежели реальное. Но они не могут не отдавать отчет, что тем самым они нарушают естественный порядок вещей. Поэтому к сессии приурочено столь же демонстративное покаяние. Жизнелюбы и гедонисты примеряют на себя ризы аскетов. Их взгляд становится тяжел и исполнен страдания. Они добровольно отказываются от части удовольствий.

Педагог: Но не от всех.

Исследователь: Естественно. В общем, они накладывают на себя добровольную епитимью, чтобы этим временным смирением и покаянием компенсировать свою «удаль» и то удовольствие, которое в семестра ими было получено в ущерб учебе… Хотя это эмоциональное ограничение ничем не естественнее возведенного в культ безделья. Вспомним, что первая строка древнего студенческого гинма Gaudeamus переводится «Для веселья нам даны молодые годы». Разве кто оценит это нарочитый отказ от радости? Вот вы оцените?

Педагог: Вряд ли. Мне совсем другое оценивать нужно…

Исследователь: Вот именно. А так как этот отказ не может быть безболезненным, кого-то надо в нем обвинить. Собственное нарочитое пренебрежение правилами? Нет, это противоречит былинному кодексу. Герой никогда не признает свое неправоту. Скорее он придумает, что на него внезапно налетело какое-то идолище поганое и нанесло вероломный удар… Вот так и появляется демонизированный образ Сессии. Чтобы как-то объяснить причины своего добровольного самоограничения.

В этот момент я (автор настоящей рубрики) вспоминаю, что внутренний диалог – признак нездоровой психики и перестаю прислушиваться к собственным противоречиям. Сразу на душе становится легче (Отличный способ поднять себе настроение. Всем рекомендую).

Перед глазами крутится написанное слово, постепенно видоизменяясь: «Сессия» - «Session» - «Сейшн».

Есть в музыкальном мире замечательное креативное явление «джем-сейшн». Оно широко распространено в джазе, а также в блюзе и фанке, чуть меньше в традиционном роке.

Интернет-энциклопедия определяет его как «музыкальное действо, когда музыканты собираются и играют совместные импровизации без особых приготовлений и определённого соглашения». Совершенно справедливо. «Джем-сейшены обычно исполняются для удовольствия самих исполнителей, а не для публичного выступления». Во всем надо находить свое удовольствие. Тогда любая «Session» обернется для вас сладким джемом.

Кстати, может кто-нибудь объяснить автору настоящей рубрики, чем варенье отличается от джема?

Tags: paperback writer, джем-сессия, мифотеррия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments