Кирр Зах (kirr_zah) wrote,
Кирр Зах
kirr_zah

Categories:

Солнце - это символ блина! Мифотеррия 12




 

 

Автор настоящей рубрики уважает и приветствует Масленицу. Даже тот факт, что автор не очень любит блины в качестве полноценной еды (ощущение сытости от них приходит очень быстро и держится очень недолго), не мешает ему в Масленичную неделю ритуально съесть несколько пышных мучных кругов. А уж масленичные гуляния особенно милы сердцу автора настоящей рубрики. И не портит отношения к ним тот факт что автор однажды на таком празднике чуть не пропал. Во-первых, обошлось ведь, во-вторых, когда это было, в третьих это вообще другая история.

Масленичный блин всегда был больше чем моделью Солнца, поворачивающего на весну. Блин – это если хотите, национальная русская идея. В нем русский дух, он Русью пахнет. Не случайно, всякая эмоциональная русская речь, обязательно помянет его, призовет символический талисман в качестве доказательства правоты своей и своего дела. «Блин, я для себя, что ли, прошу?!», скажете Вы, возмущаясь, и собеседники Ваши, может быть, рассудочно не соглашаясь с вами, в глубине души почувствуют искренность и выстраданность слов. Поминая Блин, вы как будто выворачиваете горячее русское сердце наизнанку. Несколько десятков лет назад для достижения подобных целей было модно тельняшку на груди рвать. Но и мода с тех пор изменилась, и трикотажа на каждый спор не напасешься. Поэтому, разрывание тельняшек стало атрибутом исключительно Дня Воздушно-десантных войск, а апелляция к Блину вышла далеко за пределы Масленицы и стала универсальной риторической фигурой.

Блин обладает всеми качествами, которые милу требовательному русскому характеру. Он в полной мере не сладок, не горек. Он принимает любое содержание – черную и красную икру, колбасу, сметану, грибы – все он обернет, все покровительственно примет в свои объятия. Если экономически реалии или гастрономические ограничения не дают возможности ничего в блин положить – что ж он вполне самоценен и сам по себе.

Ему присуща обаятельная круглота. Он воплощает правильное и объяснимое состояние вещей. Нормальный россиянин не принимает концептуальной зауми – ему гораздо приятнее, когда все просто как блин.

Румяный блин лишен всякого намека на агрессию. Посмотрите на него – он сама доброта и радушие. Он может знаменовать незлобивое перемирие в самых неразрешимых извечных конфликтах – сколько зятьев ежегодно, мужественно скрепя сердце, отправляются к теще на блины.

Поэтому, Масленица для наших предков была не столько праздником весны, сколько неофициальным, народным праздником национального духа. На нем славилась загадочная русская душа с ее удалью, рисковостью, бесшабашностью и безбашенностью. Все эти перетягивания каната, лазания по скользкому столбу, бег наперегонки с красными девками на руках – это модели поведения русского человека, символически поданные в качестве праздничного соревнования. Участвуя в гуляниях, россиянин утверждал свою принадлежность к Земле Русской.

</p>

Скрыть его подлинное содержание от власти в какое-то время было необходимо. Власть бы с удовольствием взяла бы праздник под свое покровительство, понавешало официоза и обязаловки. А на блинах, еще чего доброго, двуглавых орлов начнут теснить. Какое уж тут веселье!

Русский народ издревле умел правильно делать выводы. После того, как царь Алексей Михайлович Тишайший взял под контроль государство все питейные заведения, ввел штат целовальников и создал алкогольную исполнительную вертикаль, россияне насторожились. Попытки протестовать, вроде крестьянской войны под предводительством Степана Разина, успеха не принесли. Ладно, подумали русичи, выпивку власть накрыла. Надо хоть блины отстоять. С тех пор и делали вид, что не русскую удаль веселье и мудрость на Масленицу славят, а какой-то абстрактный приход Весны. Мол, исключительно аграрный праздник. А что чучело сжигаем, то это Вы, никоим образом ничего плохого не подумайте. Это мы так… Зиму провожаем. «Зима недаром злится, прошла ее пора, Весна в окно стучится и гонит со двора».

Масленица – пора объедения, розыгрышей призов, сезонных скидок. Именно потомками русских эмигрантов, которые не в силах были забыть русские Блин да Мед, и была разработана на чужбине зубная паста Blend-a-med.

С постепенным превращением России в многонациональное государство, Блин нисколько не утратил свои почвеннические позиции. Напротив, он стал проявлять радушную гибкость, допускаю в себя разнообразную этническую начинку. И сало, и виноград – все гармонично и аппетитно в объятиях русского блина. Блин – он как Родина-мать. Только плоский.

Вообще, весь российский менталитет постоянно блуждает между двумя универсальными категориями, между Блином и Колобком. Фамусовым и Чацким. Покоем ради Стабильности и движением ради Движения.

Колобок – символ вечно ноющего в душе и свербящего в другом месте, постоянно зовущего в дорогу, в какие-то дальние края, на поиски чего-то неведомого. Колобок, живущий в сердце русского человека, толкает его на перемены ради перемен, резкие изменения образа жизни, влияет на перемены моды, смены общественного строя. Подобно Колобку, русский народ стремится уйти от всякого забрезжившего было на горизонте пункта остановки. И от Дедушки мы ушли, и от Бабушки, и от Волка с Медведем, и не отдаем зачастую себе отчета, что наш зашкаливающий адреналин зачастую несет нас к какой-нибудь мортальной Лисе. Впрочем, даже если мы бы об этом не подумали, потому что состояние Колобка дарит неисправимый оптимизм и заливистое удальство. Какая там еще Лиса?! Ни шагу назад, ни шагу на месте, а только вперед и только вместе. Как это ни парадоксально, но решение какой-нибудь русской красавицы (слегка дородной по определению) немедленно сеть на сверхэффективную диету и немедленно похудеть объясняется именно тем, что в ее славянской крови взыграл неудержимый Колобок.

Но многочисленные потрясения двадцатого века и избыток стрессов связанных с ними склоняют большинство россиян к полюсу Блина. Доказательством тому, служит хотя бы избыточные призывы Блина, наполняющие бытовые разговоры.  Блин, в отличие от своего шарообразного коллеги никуда не спешит и не катится – он покоится на тарелке ли, на блюде ли. Усталые соотечественники мечтают об историческом перекуре, когда бы Судьба дала бы им возможность как-нибудь покомфортнее попокоиться. Не доводя, желательно, до состояния покойников.

</p>
 </p>

Немудрено, если наслаждаясь всеми гастрономическими изысками маленичной недели мечтательно закроет глаза россиянин и видит радостную картину. Плавно и чинно, словно сказочный лебедь движется Россия-Блин, катаясь в мировом Масле и зачерпывая поджаренными бортами сливки. И так сладка эта прекрасная картина, что с такой мечтой легче пережить макроэкономический, но несомненно кратковременный пост. Вот тогда разговеемся мы на славу. И все будет коту Масленица. Однозначно, Блин!

Tags: paperback writer, лекции для колхозников, мифотеррия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments