Кирр Зах (kirr_zah) wrote,
Кирр Зах
kirr_zah

Category:
  • Music:

Скульптор Андрей Щербаков: Интервью с видом на лестницу в небо

Андрей Щербаков. Интервью с видом на лестницу в небо.
"Территория  (TR)". 2016. № 11


Фото Леонида Мочульского

Прошло несколько дней после того, как у Театра драмы был открыт памятник Олегу Янковскому в образе барона Мюнхгаузена, готовящегося подняться в небеса по веревочной лестнице. Мы сидели на скамейке возле скульптуры с ее создателем Андреем Щербаковым, который возвел также памятники Олегу Табакову и ректору Разумовскому и являлся соавтором «Сердца губернии» и памятника студенту.


Вы отдавали себе отчет, что мальчишки будут залезать на лестницу в небо? Она рассчитана на это?
Да, она очень крепкая. Выдержит.
А как в городе появляются памятники? Скульпторы обращаются к городу с идеей или наоборот?
Скульптор обязан работать над актуальными темами, как же иначе. Ты делаешь эскиз, потом уже показываешь его, предлагаешь реализовать. Всегда нужно быть готовым к заказам. У настоящего скульптора всегда есть задумки. У меня очень много нереализованных проектов, и я в любой момент их предлагаю.
Табаков и Янковский у вас были готовы?
Табаков как раз не был готов. Мне позвонили, сказали: «Есть такая тема, надо сделать». А о скульптуре Олега Ивановича я начинал думать, когда делал мемориальную доску на месте его дома. Тогда собралась группа, в которую входили его брат, Николай Иванович Янковский, артисты Саратовского театра драмы, в том числе уже ушедший от нас Владимир Аукштыкальнис, председатель регионального отделения Союза художников Павел Александрович Маскаев, Галина Васильевна Загуменная – всего около 8-10 человек, которые инициировали эту идею и занимались сбором денег. Памятник Олегу Ивановичу поставлен на спонсорские деньги. Да и Олегу Павловичу – тоже. Не знаю, какой из памятников поставлен на средства государства. Вот «ректор Разумовский» был установлен на деньги университета. «Сердце губернии» в свое время Дмитрий Федорович инициировал. Но сейчас за счет бюджета ничего не воздвигается.
Догадываюсь, что у вас была другая идея, но лично я в памятнике Табакову увидел концепцию: вы выбрали двух противоположных героев, с одной стороны, бессребреника, рыцаря духа, врага мещанства Олежки Савина из фильма «Шумный день», с другой – гения быта Матроскина. Такие получились два полюса, между которыми ищет своё место русский человек.
Такой идеи не было, но хорошо, что так получилось. Всегда радует, когда люди размышляют. Думающий человек в наше время – большая редкость. Настоящая работа неоднозначна, она содержит несколько смыслов. В памятник Табакову я этот смысл не вкладывал, просто Олежка –одна из первых его ролей, а Матроскин – одна из самых известных. Фигура Олега означает, что из Дворца пионеров, что стоит через дорогу, вышел человек и ушел в новую жизнь, в Москву, к всероссийской славе. А второй – это знаковая фигура, мультипликационный герой, который известен вообще всем. Если угодно, это такая шутка. Вообще я делал не конкретно Матроскина, а просто кота, похожего на Матроскина.
Кажется, было обсуждение, что памятник не очень похож на молодого Табакова. Насколько скульптор волен домысливать или переосмысливать своего персонажа?
Ты не лепишь с фотографической похожестью, а стараешься сделать образ, который считывается при первом взгляде. Этого достаточно. Фотографичность – это ремесло, любой образованный художник может сделать похоже. Но у каждого скульптора есть свой почерк: он обобщает детали, обостряет характер. Если вы посмотрите на памятник Янковскому, то увидите, что в его лице тоже есть элементы обобщения. Но обозначены характерные особенности, которые считывают Янковского и его роль.
Кстати, а почему именно Мюнхгаузен?
Потому что, во-первых, это очень здорово подходит к сегодняшнему моменту. Видите, барон готовится подняться в небо. Олег Иванович ушел от нас, и роль Мюнхгаузена, как никакая другая, ложится на это. Во-вторых, это очень эффектно смотрится. В процессе работы я встречался с Филиппом Янковским, и ему эта идея поначалу не очень нравилась. Он тоже спрашивал:«Почему Мюнхгаузен, почему не князь Мышкин?». Я говорил: «Понимаешь, его считывают по этой роли, это как визитная карточка». И он потом согласился. Показал эскизы вдове Олега Ивановича, позвонил и сказал, что «пойдет».
Вы чаще работаете в Саратове, ваш брат Сергей – в Волгограде. А когда вы объединяетесь, где вы работаете?
Нам везде комфортно. Либо я ему помогаю, либо он мне. В создании этого памятника он тоже принимал активное участие: сроки были жесткими, и я его пригласил. В Волгограде мы делали ангела-хранителя города, он стоит где-то в парке, ему прохожие крылышки гладят. Памятник афганцам, чернобыльцам… У нас в парке Победы стоит Молчащий колокол, такая скульптура сначала появилась в Волгограде, а потом в парке Военного имперского музея в Лондоне в память советским воинам, погибшим в годы войны. Сергей получил тогда первый опыт международного признания, а я – первый опыт изготовления больших скульптур.
Какие памятники могли бы появиться в Саратове в ближайшие годы?
Саратов очень богат историей. Возьмем даже сквер имени Слонова. И театр носит имя Слонова. Личность эпохальная. В этом сквере первые театры делал известный купец Франц Осипович Шехтель, тут стоял его дом, первые домашние театры. Еще у нас нет памятника архитектору Мюфке. Нет памятников художникам. Хотя Саратов больше город художников, чем актеров. Петров-Водкин, Борисов-Мусатов, Боголюбов – и эти имена мирового уровня, а не российского. Было бы желание, а место найдется.
Город меняется, какие-то приметы остаются. Колосс на Театральной площади, например, он еще должен там быть?
Здесь ничего не поделаешь – есть определенные временные рамки. Какие-то памятники той эпохи все равно должны оставаться. Из всех скульптур Ленину, которые у нас стоят, он самый грамотный, профессиональный, хотя можно было сделать его и поменьше. И работал над ним Александр Павлович Кибальников, который изготовил для Саратова много достойных  вещей – те же памятники Чернышевскому, Радищеву, Федину. А чего стоят его скульптуры Маяковскому, Третьякову в Москве! У меня профессиональных вопросов нет, глаз не напрягает.
Помните, каким шедевром был в свое время Городской парк?
Да, конечно. Деревянные скульптуры… Это Жора Перепечай делал, но дерево – недолговечный материал. Да и бетон, в общем-то, тоже. Помните аллею литературных героев во дворике на Вавилова? Ничто недолговечно. И бронзовые скульптуры не всегда сохраняются. Лет через десять становятся зелеными. Памятник чернобыльцам стоит уже 5 лет, он не изменился. А вот «студент» позеленел сразу. Хотя мы его тонировали, он был у нас бурый такой. Были дожди, воск, которым мы покрывали тонировку, смылся. Я предлагал ректору его заново тонировать, тот отказался. Все объяснимо: много учился, вот и позеленел от натуги. Но это естественный процесс: в Европе и Питере все памятники зеленые, там большая влажность.
Как вы думаете, удается ли нашему городу совмещать Саратов купеческий и современный?
Что касается искусства, то современного Саратова очень мало. Купеческого – чисто пропорционально меньше, но это, наверное, самое лучшее, что у нас есть. Ведь все новое очень сложно приживается. Взять даже наши с братом скульптуры, которые до сих пор обсуждаются и не дают никому покоя. А ведь это даже не новинка, авангарду уже сто лет. Если ты образованный человек и знаешь хоть немного о развитии скульптуры, то поймешь, что у нас нет ничего современного! Должны быть парки с современными скульптурами. А сейчас все как-то усредняется. Там поставили памятник кому-то, тут установили, а изюминки нет.
Памятник Янковскому я считаю удачным, есть в нем какой-то элемент новизны. И он подходит этому месту. Я бы даже подумал о том, поставить здесь оленя с вишневым деревом вместо рогов, дополнить как-нибудь композицию. А можно сделать театральный ансамбль с персонажами из разных постановок. Но для этого надо все продумывать концептуально, у нас в Саратове главная проблема – отсутствие архитектурной стратегии. Все берется фрагментами.
Tags: paperback writer
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments