Кирр Зах (kirr_zah) wrote,
Кирр Зах
kirr_zah

Category:
  • Music:

Интервью с Марией Макаровой (Маша и Медведи)

Территория (TR) №22 (381). 2015.

Они ворвались в хит-парады и в каждый магнитофон страны в конце девяностых годов. «Кто не знает Любочку? Любу знают все!». Правда, в их трактовке героиня стихотворения Барто из обычной школьницы-грубиянки превратилось в воплощение Мировой Любви.
«Маша и Медведи» знали подъёмы и падения. Один раз они с треском расходились прямо перед выходом на сцену общенационального рок-фестиваля. Однако сейчас они снова вместе, спаянные своей музыкой.
После концерта в клубе «Machine Head», пока «Медведи» отдыхали после отличного концерта, наш корреспондент сумел побеседовать с Машей Макаровой о музыке. И не только.
– Вас утомляет неизбежная для солиста ансамбля обязанность общаться, давать интервью, разговаривать с людьми?
– Нет, мне нравится. Обычно я назначаю интервью после концерта, потому, что до концерта это трудно делать.
– Кстати, Вы первый музыкант за последние 4 года, с которым я разговариваю не до, а после концерта.
– У меня перед каждым концертом волнение, с которым я ничего не могу поделать. Я не могу ни с кем общаться с самого утра. Мне кажется, что это какое-то физическое чувство, как будто какая-то энергия накапливается в тебе и готовится выйти. А после концерта, когда она выходит, я уже могу спокойно общаться.
– Кажется, за почти два десятка лет «Медведи» не менялись, да? Был период, когда вы не играли, а потом вернулись на сцену в том же составе. Вам было легче распасться, чем потерять кого-то из состава?
– Один Медведь нас всё-таки покинул –  Денис Петухов, с которым мы записали все альбомы, а на смену ему не так давно пришёл  бас-гитарист Георгий. Оригинальный состав «Медведей» набрался практически сразу, как мы начали играть. Мы с Хоттабычем приехали из Краснодара, встретили барабанщика Зелёного, у которого была студия, туда пригласили Максима Хомича и Зелёный сказал, что знает отличного бас-гитариста Дениса Петухова. И мы начали репетировать. В этом году мы отмечаем 18 лет. Состав крепкий, с которым мы пережили всё.
– Что заставляет вас держаться друг друга?
– Просто мы верим в то, что мы делаем.
– Если бы вы писали книгу о группе «Маша и Медведи»…
– Нет-нет, я не умею писать книги. Это какая-то глупость. Моё средство самовыражения – это песни. Я могу максимально выразить себя через мелодию, слова, сочетания какие-то. А когда я пыталась что-то писать, даже дневник вести – понимало, что не могу. И фотографировать я не люблю. Мне нравится то, то я делаю. Потому что песня – это такая концентрация мира, и я могу вылить этот мир в маленькой форме. И сама определяю его форму.
– А о чём сейчас пишутся песни?
– О войне. На самом деле я их не сейчас начала писать, а раньше. Но никак не ожидала, что всё так быстро начнёт происходить. Не то, что я чего-то предвижу, просто мне некоторые песни приходят и лежат, как будто ждут своего часа, а потом наступает тот момент, когда я начинаю их понимать, и понимать, о чём была написана эта песня. И вот только тогда они попадают на сцену. До этого момента мы не можем их сыграть, сделать как-то отчетливо. Вдруг, когда время приходит, песня раскрывается, мы сразу понимаем, как её играть. Я не люблю рассказывать, о чём мои песни. Каждый раз на каждом концерте я переживаю песню по-новому, и иногда их смысл раскрывается для меня заново.
– То есть, старые песни обретают теперь новое содержание?
– И так можно сказать. Песни ведь только форма, а содержание – это то, что ты туда вкладываешь, когда исполняешь. Песня каждый концерт должна возрождаться.
– Вам ещё нравится путешествовать?
– Я люблю свою работу, я люблю путешествовать, я люблю музыку, я люблю смотреть разные города, знакомиться с людьми, поэтому можно сказать, что я счастливый человек – для меня работа это отдых.
– А как ваши дети реагируют на то, что вы уезжаете на несколько дней?
– Я с ними неотступно практически целую неделю. У меня работа приходится на выходные, а так я в основном всё время провожу с детьми.
– Вы симпатизируете кому-нибудь из поющих женщин в русской музыке?
–  Была одна певица, Сашенька Соколова, это «Атлантида Project», которая – Царствие ей Небесное – покинула этот мир. Она долго болела, мы все её поддерживали, но этой осенью она от нас ушла. Я восхищаюсь этой девушкой: она с минимальными ресурсами, с нулевым здоровьем успела столько сделать, столько записать. Она моя путеводная звезда.
– Есть у вас песни, которые писались бы под Сашиным влиянием?
– Мы были очень разными в написании песен. Я вообще не представляю, как можно столько слов запоминать, как ей приходило это всё. Хотя подход у неё был совершенно другой. Она супер-профессионал для меня. Когда я слушаю её песни, я думаю, почему она не была мега-знаменитой? Меня удивляет, что такой талант остался немного в тени.
– А кроме Саши что вызывало у вас удивление, ощущение открытия?
– Это была краснодарская панк-группа «Зверство»! Они такие, в стиле Пети Мамонова, а музыка – в стиле «Morphin», но это просто потрясающе! Мы с Георгием слушали их на фестивале, и я сказала: «Гео, нам пора завязывать с музыкой, раз эти ребята сделали такое». Я обожаю людей, которые могут оригинально мыслить и всё это ещё качественно воспроизводить.

– После своей обычной программы Вы на прощание исполнили пару «блатных» песен. Почему такой странный выбор для песни на бис?
– Там был один мой «блатнячок», а ещё мы Северного исполнили. Мне нравится Аркадий Северный, он был общепризнанный всероссийский певец. Ему заключённые со всей страны присылали песни. Мне нравится эта тематика… У нас страна такая, у многих сидели мужья, сыновья, а женщины ходят, носят передачи, стоят в очередях, и всё это каждый день. И я как-то прониклась этой песней, я понимаю это настроение, чисто русская глубокая печаль.
– Глубокая печаль – это не доминирующее ваше чувство на концертах?
– Слава Богу, не доминирующее, но всегда присутствующее. Я счастливый человек, но ты понимаешь, что происходит в мире, думаешь об этом, и глубокая печаль живёт в тебе. Если даже вспомнить подвиг Христа, можно с этой глубокой печалью уже не расстаться, но она светлая, эта печаль, в ней есть надежда.
– А в путешествиях по России эта печаль тоже присутствует?
– Да нет, мы радуемся, смеёмся всё время. Мне бывает грустно, но всегда есть то, чем можно с радостью заняться, дети растут, опять же… Творчески можно даже посуду помыть или полы. Мне понравилось, как Петя Мамонов говорил: «Вот две женщины моют полы и одна моет туда, а другая не туда. Потому что одна думает – вот блин, как меня все достало, а вторая моет и думает – слава тебе Господи, спасибо, что ты мне дал такую работу, я душу свою отмываю самым лёгким способом». Вот это творческий подход.
– Любимая песня из написанных вами?
– «SPA-1».
– А песня, которую вы хотели бы написать, но её написал кто-то другой за вас?
– Интересный вопрос… *задумывается*. Классный вопрос! Мне так много песен стало хороших приходить в голову. Но досады ни на кого нет, если песня есть – она уже сама по себе приносит кайф. Мне вот понравилась песня группы «Пятница» - «Нева», и я её теперь постоянно пою. И они уже говорят – «Маш, считай, что она твоя!».
– Расскажите про концепцию последнего альбома, что там сложилось в итоге?
– Он должен был быть разделён на четыре части по четыре песни, каждая часть под своим заголовком. А с четвёртой частью все они бы сложились в единое общее название. Две части вышло, «Конец» и «Гусеницы», и тут ушёл басист, мы начали менять базу, задержалась эта вся запись, и теперь уже я говорю – давайте выпустим уже целиком нормальный альбом. И мы сейчас занимаемся записью, песни классные, новый басист влияет на наше творчество. После того, как ушёл великий прекрасный незаменимый Пит, который был одним из идейных лидеров группы, я знала только одного человека, которого я могла пригласить на эту роль. Он из Ярославля, он до сих пор живёт там и приезжает на репетиции! Меня с ним познакомил Карыч из «Детей Пикассо», я пришла на репетицию… у него был невероятно крутой алюминиевый бас, и он так на нём шпарил!.. Я никогда не могла представить, что он когда-нибудь будет играть с вами. Однако, вот ведь сложилось…
– Вашу судьбу кто-нибудь ведёт, или вы сами её определяете?
– Поступки, конечно, определяют что-то. Ведёт Бог, в любом случае, об этом надо помнить и поступать соответственно, так, чтобы Его воля стала твоей волей. Тогда бояться нечего. А если всячески увиливать, то будет плохо.
– Саратовские условия, клуб «Machine Head» вам понравился?
– Очень понравился и клуб, и организаторы. Я всегда очень благодарна, когда концерты по-настоящему получаются. Хочется таким помочь нас приглашать почаще. Это очень круто, среди организаторов концертов всегда много идейных людей, которым важно не деньги заработать, а музыку послушать, познакомить других с ней. И я хочу их за это от души поблагодарить.
Tags: paperback writer, интервью с музыкантами
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments