Кирр Зах (kirr_zah) wrote,
Кирр Зах
kirr_zah

Category:
  • Music:

Интервью с Евгением Маргулисом

TR / Территория 04 (363)
Давно хотел взять это интервью. Поговорили в том же «Черчилле», где были взяты интервью у Сюткина, Псоя Короленко, «Несчастного случая» и моих былых приятелей «После 11» (из списка горячих желаний осталось только интервью с Максимом Леонидовым). Только в этот раз yelkz не участвовал и его у камеры заменил Николай Шадрин neak_shadrin.
И да, на разговор нам дали всего восемь минут. Так что, производство было безотходным.  По сравнению с журнальной версией в настоящем блоге публикуется полный вариант материала. А сам журнал, где Никки Дьявол-Младший общается с солистом "Крематория", а моя сестрица шутит над книгами здесь.
Евгений Маргулис: «Я единственный из москвичей, кто знает, что такое «Красный Кут»
Свой концерт в саратовском арт-клубе «Черчилль» Евгений Маргулис начал словами: «Вы же все знаете, что я к вашему городу питаю самые трепетные чувства. Я вполне мог в нём родиться». И после небольшой паузы, похоже, неожиданно для самого себя добавил: «Но Б-г миловал…». Действительно, его тетка в какой-то момент переехала в Саратов и настойчиво зазывала будущую мать известного исполнителя последовать за ней. Сестра на уговоры все-таки не поддалась, поэтому родился Маргулис москвичом.
В середине концерта Маргулис почему-то снова вернулся к саратовской теме, задумчиво заметив:  «Я, наверное, единственный из москвичей, кто знает, что такое «Красный Кут»».
Итак, знакомьтесь – Евгений Шулимович Маргулис – певец и автор песен, гитарист и басист, в прошлом – участник двух ключевых коллективов «русского рока»: «Воскресения» и «Машины времени». В общем, он и есть тот всеобщий друг, который, если верить популярной песне, «лучше всех играет блюз». Кто-то придерётся и скажет, что, возможно, некоторые играют блюз и получше. Но, ответим мы, едва ли эти некоторые воспринимаются всеми слушателями как друзья. И вот корреспонденты «Территории» сидят в гримёрке Маргулиса и его товарищей и, нервно глядя на часы, спрашивают о музыке то, что давно хотели спросить, но было не у кого?
КОРР: В нашей стране давно укрепился термин «русский рок», характеризующий рок-музыку с повышенным упором на лирику и полемическую интонацию? Можете ли Вы сказать, что существует еще и «русский блюз»? Или эта музыкальная культура не знает национальной специфики?
Маргулис: Да Б-г его знает! Музыка в любых проявлениях остаётся музыкой. А уж русская она или не русская, это уже абсолютно неважно. Для меня существует такой выбор: либо цепляет, либо не цепляет.
КОРР : Вот например, в своих музыкальных колонках для журнала «СВ» писали о каких-то испаноязычных группах. Вы представляете, о чем они поют?
Маргулис: Нет. Какие-то редкие слова я угадываю, но это абсолютно неинтересно. На самом деле, мы, когда были маленькие, не понимали вообще ничего, не знали ни одного слова,  нас цепляла,  в первую очередь, музыка. А тексты…как краска, как музыкальный инструмент, как сольный инструмент. А потом когда уже начали соображать, поняли, что прекрасно ещё что-то осмысленное петь.

КОРР: Вы всё-таки бас-гитарист. Однако в составе «Машины времени» c 1991 года Вы играли на гитаре. Каково было в течение долгого времени выступать не со своим «инструментом»?
Маргулис: Нет, абсолютно. Тот или иной музыкальный инструмент используется исключительно как очередная подстёжка того, что ты делаешь. То есть я себе помогаю каким-то инструментом петь. Не более того.
КОРР: Дайте свою оценку состоянию блюзовой сцены России?
Маргулис: Во-первых, это не массовое изобретение. Как было оно не особо популярно, так и, по-моему, осталось. Это надо спрашивать Борю Плотникова, Мишу Клягина, они играют по блюзовым клубам.  … Я лично не считаю себя блюзовым музыкантом.
КОРР: А вы кто? Вы рок-музыкант?
Маргулис:  Ну не знаю. Пользующийся элементами блюза. Не чистый блюз. Я говорю, что я не критик, я не могу дать себе оценку. Вот у них спросите…
Беспомощно оглядываюсь на товарищей Маргулиса по группе. Гитарист Михаил Клягин загадочно улыбается. Харпер Борис Плотников подсказывает, что Маргулис подходит под жанровое определение «singer-songwriter». Евгений Шулимович, вроде, удовлетворён. Ну вот, с самым важным разобрались, можно беседовать дальше.
КОРР: В клипе на кавер-версию хита Аллы Пугачёвой «Арлекино» Вы играете на всех инструментах…
Маргулис: Нет, это только клип. На записи я сыграл на бас-гитаре и пел. Все остальные страшные аккорды брал Миша Клягин. За что ему честь и хвала.
КОРР:  Это было просто подношение юбиляру или Вы внесли какое-то другое настроение в старый хит?
Маргулис: Тут была другая совсем история. Просто Борисовна (мы знакомы с ней с 1975 года) попросила что-нибудь сделать с «Арлекино» к её юбилею.  Я всё время отказывался, потому что не знал, что из этой песни можно  сделать. Так как поют её все, мне не охота было делать. Нужен был какой-то штрих, который может натолкнуть на правильную идею. И в Америке подарили Cigar Box Guitar. Один аккорд – и стало понятно, что можно было сделать с «Арлекино», а дальше волшебные руки Михал Михалыча Клягина сделали из этого произведения ту фантастическую версию.
КОРР:  А для Вас этот текст что-то значит? История клоуна близка?
Маргулис: Я очень хорошо знал Борю Боркаса, человека, который написал этот текст. Грустнейшая песня. А у Алки это было что-то такое смешливое… «а-ха-ха!»…  «у-ху-ху!». А оказалось, что текст там дико страшный, когда особенно накладывается на эту гармонию. Абсолютнейшее уныние и одиночество. А с героем песни у меня ничего общего.

КОРР: В текстах песен, написанных Вами, достаточно часты темы ностальгии по «золотому веку рок-н-ролла». Герой многих Ваших песен предпочитает жить прошлым. Это настроение Вашего лирического героя или во многом это и Ваши чувства?
Маргулис: Не знаю. Я, честно говоря, об этом даже не думал. Я просто пишу о том, что пишется. Меня просто может зацепить какая-то фраза, и дальше я уже начинаю что-то из этого делать. А по поводу прошлого это … будущее. Чаще всего это какой-то очередной опять же штрих настроения.
КОРР: Вы что-нибудь приобрели лично для себя, освободившись от обязательств перед группой «Машина времени»?
Маргулис: Во-первых, я начал чувствовать себя спокойно.  Просто  Машина времени – «конгломерат уродов», где нужно, если что-то делаешь, сразу же представлять, как это будет сыграно твоими коллегами. А так как знаешь, как коллеги играют, осознаёшь, что выше этого потолка ты уже не можешь прыгнуть. И, естественно, на каком-то этапе моей жизни вдруг неожиданно оказалось, что мне легче показать песню Мише Клягину, чем всем остальным, потому что Миша молодой, задорный, музыкальный. Он может предложить массу каких-то идей. Например, на пластинке «Машины времени» под названием «Часы и знаки» мне не нравилось, как мы сыграли мою песню «Не плачь обо мне». И я её стер. Просто стёр, никому ничего не говоря, вытащил на студию Мишку Клягина. По-моему, барабанщик Толя Бельчиков в тот вечер играл с нами. И мы записали её в таком варианте, как был опубликован на диске. И вообще, записывая свои песни в составе «Машины времени», я частенько пользовался музыкантами со стороны. Играл вместо Кутикова на бас-гитаре, старался сделать всё сам, никого не привлекая из коллег.
КОРР: Какие бы диски Вы прихватили бы с собой на необитаемый остров?
Маргулис: Никаких! Абсолютно! «Самая лучшая музыка – это тишина», -  говорил один мой циничный товарищ, который сделал из этого большую кампанию.
КОРР: После Вашего расставания с «Машиной времени» не было предложений снова примкнуть к группе «Воскресенье»?
Маргулис: Да нет. Как бы эта история не рассматривается. Мы играли концерт вместе на 35-летие «Воскресенья», получили удовольствие, но не более того.
КОРР: У вас есть в памяти есть воспоминания о концерте, о котором можно сказать «я достиг того, чего хотел»?
Маргулис: Нет, это только у идиотов.  Я помню моё первое выступление с «Машиной времени» в Архитектурном институте. Там я забыл все партии бас-гитары. Но благодаря тому, что аппаратура была некачественная, какую бы ты ноту не брал на грифе, звучало всё одинаково. Как-то наглостью и отсутствием таланта мне удалось этот концерт спасти.
КОРР: По-Вашему, можно ли после сорока-пятидесяти обрести настоящих друзей или это прерогатива молодости?
Маргулис: Это сложно. Потому что все хорошие приобретения делаются в детстве, как первая книга, первая любовь и т.д.
КОРР: А со старыми друзьями удаётся поддерживать отношения? В своё время Валерий Сюткин в этом же самом здании «Черчилля» назвал Вас одним из своих древних друзей
Маргулис: Ну мы были соседями, поэтому любили в «Шанхай» (жаргонное название микрорайона Коптево) вместе ездить. У нас была замечательная компания в конце восьмидесятых. Мы как-то поселились все рядом: я, Игорь Угольников и Валерка Сюткин. А у нас была самая большая квартира на тот момент, не заставленная всякой глупостью. И все пьянки и гулянки практически каждый день происходили у нас. Это был такой замечательный творческий союз замечательных людей. Кстати, с Валеркой Сюткиным только вчера виделся. Так что, получается.

Tags: paperback writer, интервью с музыкантами
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments