Кирр Зах (kirr_zah) wrote,
Кирр Зах
kirr_zah

Category:
  • Music:

Мурзилка National (журнал "Сгущёнка", №13, (2014)).

Весной 2014 года отечественному детскому журналу «Мурзилка» исполнилось девяносто лет. Удивительная долговечность для российского издания! Даже Книга рекордов Гиннесса сделала у себя отметку о «Мурзилке», а значит, и нам не грех о нём поговорить.

Правильное чтение для юных

В Советском Союзе «Мурзилка» предназначался для младших школьников, которые уже вроде бы выросли из возраста аудитории исключительно иллюстративных или комиксовых «Весёлых картинок». Основным содержанием журнала было детское чтение и материалы, способствующие расширению кругозора. Конечно, как и положено в советском издании, здесь последовательно звучали уроки «советского образа жизни». Постоянно внушалось, насколько коллектив важнее интересов конкретной личности, подогревалось негативное отношение к понятию «богатство», клеймилось безделье и славился труд. К чести редакции и авторов надо отметить, что идеологический прессинг в «Мурзилке» был в разы и степени деликатнее, чем в рассчитанных на более взрослых школьников ленинградском «Костре» и (особенно!) московском «Пионере». Эти двое на своих страницах вообще пытались объединить советы по решению проблем подросткового возраста и воспитание в духе верных ленинцев. Тот ещё получался результат, я вам скажу.

«Мурзилка» пережил многие издания, с которыми стартовал практически одновременно, например, «Юные товарищи» и «Новый Робинзон», а также новаторско-авангардистские «Чиж» и «Ёж». Объединивший литературу с познавательными материалом и заданиями для тренировки внимания, журнал положительно влиял на формирование мировоззрения юного советского человека.

Лучшей иллюстрацией этому может послужить диалог из мультфильма «Трое из Простоквашино»:

Почтальон Печкин: Вот вы что будете выписывать?

Дядя Федор: Я буду «Мурзилку» выписывать.

Шарик: А я про охоту что-нибудь.

Матроскин: А я ничего не буду. Я экономить буду.

Отмечу, что в этом разговоре только Шарик идёт на поводу своих увлечений. Осознающие, что им предстоит начать на новом месте новую жизнь, мальчик и кот формируют свои запросы с точки зрения полезности. Аскетизм «полного лишений и выгоняний» кота продиктован во многом его скупостью, но главное – несомненным диссидентством предпринимателя по отношению к социалистическому строю, а, следовательно, недоверием к советской прессе. А дядя Фёдор выбирает познавательного «Мурзилку» – идеальное чтение для юного преобразователя действительности, Робинзона деревенской глубинки. Мальчик, «с нуля» поставивший хозяйство и изменивший культурный лик заштатного Простоквашино, должен был воспитываться на хорошем чтении. И он ненавязчиво рекламирует таковое в первой же беседе с аборигеном.

Имена, знакомые с детства

«Мурзилка» прославился бесконечной чередой талантливейших советских детских писателей, публиковавшихся в журнале. Свой след на тонких цветных страницах оставили Агния Барто, Корней Чуковский, Cамуил Маршак, Сергей Михалков, Михаил Пришвин, Константин Паустовский, Николай Носов, Борис Заходер, Эдуард Успенский, Валентин Берестов и многие другие.

              

– Я часто гостил

На столах у писателей.

Немало чернил

На меня они тратили.

С. Маршак «Приключения Мурзилки»

Эти потрясающие люди с присущей им чуткостью умели находить оптимальный баланс между «развлекая» и «поучать». Большинство из них делали упор на увлекательность чтения, максимально пряча воспитательный уклон.

Хотя, как показала практика, последний был неотъемлемой составляющей успеха журнала. Ведь после падения советского строя и изъятия из печати социалистических идеалов журнал стал вести сперва скромное, а затем и вовсе жалкое существование. Очевидно, авторы, сменившие классиков советской литературы, оказались не способны говорить со своей аудиторией на их языке. А дети – читатели разборчивые. Они не прощают неискренности. С другой стороны, нового полноценного издания, способного заменить «Мурзилку», в Российской Федерации не появилось, несмотря на многочисленные попытки. Журнал и сейчас живёт, но едва ли побеждает.



Лицо журнала

Впервые имя Мурзилки появилось в 1898 году на страницах сказочных историй Анны Хвольфсон о лесных эльфах-малютках. Они стали подробным пересказом сверхпопулярных во всём мире детских комиксов канадца Палмера Кокса. Взяв у Кокса основную идею, Хвольфсон придумала героям новые приключения и наделила их русскими именами. Примечательно, что в её книге, наряду с Мурзилкой, впервые упомянут Незнайка, которому предстоит пройти свой собственный удивительный литературный и мультипликационный путь. Первоначально Мурзилка был возмутителем спокойствия, но при этом растяпой и источником постоянных проблем:

– Я здесь, – раздался хвастливый голосок, и с верхушки дерева в круг вскочил сам Мурзилка, по прозванью «Пустая голова». Братья хоть и любили Мурзилку, но считали его лентяем, чем он и был на самом деле; кроме того, он любил щеголять, – носил длинное пальто или фрак, высокую чёрную шляпу, сапоги с узкими носками, тросточку и стёклышко в глазу, чем он очень гордился, между тем как другие называли его пустой головой.

Создатели журнала взяли раскрученное имя на вооружение, наделив им чрезвычайно дружелюбную и социально ответственную, но при этом достаточно нелепо нарисованную  собачку. Этот образ не ассоциировался у читателей с другом и ровесником-наставником. Поэтому спустя тринадцать лет художник Аминадав Каневский делает собачку слегка похожей на медвежонка. В результате появляется «Мурзилка 2.0» – неизвестный науке зверь, работающий главным корреспондентом одноимённого журнала: желтый, пушистый, в шарфе и берете, не расстающийся с фотоаппаратом.


Формированию канонического образа мешали постоянные разногласия авторов, каждый из которых описывал протагониста в своём ключе. Так, великий Самуил Маршак в 1964 году начал поэму «Приключения Мурзилки», где главный герой вернул себе свои первоначальные качества: лилипутский размер, лень и неосторожность.

Окончательно образ Мурзилки-персонажа сформировался в 1977–1983 годы. Его психологический портрет можно восстановить по журнальной версии повести Эдуарда Успенского «Школа клоунов» и, главное, по серии детективов и комиксов Александра Семёнова, посвящённой противостоянию героя и подручных злой волшебницы Ябеды-Корябеды (впоследствии – Катавасии). У обоих авторов Мурзилка совмещает темперамент созерцателя-флегматика с характером активного деятеля. Он – безусловный лидер среди школьников-третьеклассников (заодно раз и навсегда решился вопрос о росте героя), возглавляющий движение против вредного влияния вредителей, мыслитель и аналитик, постоянно занятый осмыслением увиденного и услышанного. Его широчайшая эрудиция позволяет ловить на лжи и разоблачать засланных агентов Зла, маскирующихся под обычных школьников (советский был детектив, советский, чего уж там!). Впрочем, его доброе сердце и бесконечное любопытство нередко брали верх над пытливым умом. Так, в течение многих лет он отказывался верить, что его подруга Тонечка на самом деле является зловещим агентом Локоть. А желание узнать больше о жизни «иностранцев» привело его в ловушку, откуда пришлось долго и муторно спасаться.

Мурзилка отличается повышенной ответственностью, нередко винит себя за чужие ошибки и пытается исправлять их самостоятельно. Правда, стремление действовать в одиночку, без помощи школьников становится его слабым местом и нередко приводит к провалам. При этом Мурзилка невероятно скромен: на чемпионате по пряткам он притворился мягкой игрушкой и случайно занял на конкурсе кукольных двойников Мурзилки… четвёртое место. А ещё он – неисправимый оптимист, в любой ситуации предпочитающий верить в лучшее.

Комиксы того же Александра Семёнова подкорректировали внешний вид Мурзилки. В июльском выпуске 1980 года персонаж преследует злоумышленников в компании с олимпийским медвежонком Мишей (сами догадайтесь, почему). В результате, чтобы напарников никто не перепутал, «медвежонковые» черты у Мурзилки окончательно исчезают, и он в противовес закруглённому тяжелоатлету Мише резко худеет и вытягивается.


Кроме того, в комиксах Семёнова наблюдается чёткий контраст между курносыми школьниками, длинноносыми злоумышленниками и обладателем крошечного, унаследованного ещё от щеночка из ранней версии чёрного треугольничка.

В это же время меняется и внутренний мир героя. В 1980 году при публикации повести Эдуарда Успенского «Школа клоунов» редакция настояла, чтобы повествование шло от имени Мурзилки. Поэтому Мурзилка-рассказчик вдруг обнаружил в себе остроумие Успенского и его удивительное умение прикидываться наивным и непонимающим, когда какие-то вещи не хочется называть своими именами. Так появилась мурзилкина версия 3.0.

P. S.

При работе над материалом у редакции «Сгущёнки» появилось твёрдое убеждение, что, несмотря на то, что нынешние студенты и выпускники школ в детстве не держали в руках «Мурзилку» в его лучшем воплощении, многие из них всё равно пережили его влияние.

Представьте ещё раз персонажа: стильный берет, полосатый шарф, который он носит и зимой, и летом, вечный фотоаппарат. Чем не портрет современного хипстера? Прибавьте любовь к комиксам, всезнайство, открытость всему миру и уверенность в том, что «я всё сделаю сам». Ломография, неформатные журналы и франтовство пришли к нам не с Запада. Это приметы генетического кода, в немалой степени запрограммированные «Мурзилкой» и его воплощением – главным хипстером Советского Союза. Жаль, конечно, что последователи не унаследовали его оптимизма и чувства ответственности за других. И идея коллективизма сейчас не модна – перекормили в своё время. Зато нынешние снобы с удовольствием «мурзятся» – щурятся и морщатся на всё, что не укладывается в их представление о мире. Кстати, именно это значение в полной мере реализует в своём шоу коллектив радиоведущих-куплетистов «Мурзилки International». Но это уже совсем другая история!

Tags: paperback writer, лекции для колхозников
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment