Кирр Зах (kirr_zah) wrote,
Кирр Зах
kirr_zah

  • Music:

Формулы любви. Журнал World Class в Саратове. Весна 2012

Хаос и пена.
С того самого времени, как доисторическая женщина перестала выбирать мужчину только из-за того, что он был самым сильным, а начала раздумывать и придумывать какие-то дополнительные условия, люди поверили в любовь. А так как «любовь» была более сложным понятием, чем скажем «огонь», «палка» или «мамонт», они стали выводить для ее объяснения более сложные формулы. Чаще всего неудачно. Изобретение колеса, развитие государства и смена матриархата патриархатом ничего в этом отношения не изменили.
В классической Древней Греции Любовь считалась одним из центральных понятий мироздания. Поэт 7 века до нашей эры Гесиод называл Любовь (Эрос) одним из первых божеств, которое вместе с Землей, Ночью и Тьмой выделились из Хаоса в самом начале Вселенной. Воплощением страстной любви в эллинской мифологии стала богиня Афродита – самая капризная, переменчивая и непредсказуемая из олимпийских богинь. Древним грекам, как и всем нормальным людям, было трудно понять любовь, поэтому они так и не смогли однозначно договориться – не то считать Афродиту одной из внебрачных дочерей Зевса, не то она родилась из морской пены близ острова Кипр. На Кипре многие были, про пену многие слышали. Только на самом деле все более чем интересно. Когда коварный Кронос-Время своим серпом (или косой) отсек детородный орган у своего отца Урана-Неба, то член Неба попал в Море и вокруг него и образовалась та пена, из которой вышла прекрасная женщина… М-да, ну и поэт Гесиод из 7 века! Надо же до такого додуматься!
Для мифологических греков любовь чаще была источником несчастий нежели радостей. Из-за любви греки развязали десятилетнюю Троянскую войну, угробившую цвет как эллинской, так и малоазийской наций. Из-за любви погиб величайший герой Геракл, выгравшивший в сражениях с несколькими двумя десятками чудовищ и полусотней варварских полчищ. Но греки все равно воспевали любовь как прекрасное чувство.
Собственно греки различали два вида любви: супружескую – чувство к своей жене и страсть – чувство к чужой жене, любовнице или проститутке. Отец философии Платон решил, что чего-то в этой схеме не хватает и придумал третью разновидность – любовь возвышенную. Следовавшие такой любви, вдохновлялись не страстями, а идеями красоты, блага, бессмертия. Правда, Платон изрядно перегибал палку. Так для него влечение к недалеким, капризным и расчётливым женщинам считалось низкой страстью, а влечение к умным и (как считалось) бескорыстным юношам – возвышенной любовью. Впоследствии поклонники Платона пытались оправдать великого ученого, объяснять, что его не так поняли, что Платон в нежных мальчиках видел будущих воинов и политиков… Убогие объяснения, если честно. Так или иначе, в современном мире «возвышенную любовь», а чаще – любовь без секса называют «платонической».
Чем ближе к нашей эре, тем суровее становились нравы и подозрительнее люди относились к чувственному пламени. Так поэта Овидия, который попытался на латинском языке создать европейсую «Камасутру», Цезарь Октавиан отправил в суровейшую ссылку – на южный берег Крыма.
В христианской философии Любовь вместе с Верой и Надеждой входила в тройку человеческих добродетелей. Только в этом контексте любовь означала готовность отвлечься от собственного эгоизма и направить лучшие качества своей души во благо ближнему. Обязательное условие – бескорыстно, не ожидая при этом никакого поощрения. Тем самым последовательно внушалась мысль, что любовь – не индивидуальное чувство, а достояние всего человечества. И римский солдат Валентин, казненный за свои христианские убеждения, но успевший перед смертью передать нежное письмо своей невесте, выглядит в сонме святых великомучеников исключением из аскетического правила.
Впрочем, и в христианском средневековье умудрилась родиться одна причудливая мода на любовь.

А там еще немного – и в Прованс
В 11-12 веке во французском Провансе под влиянием изящной поэзии и, очевидно, высокого уровня жизни зародился культ Прекрасной Дамы. Рыцарь или трубадур избирал некую знатную и добродетельную даму своей Дамой сердца и всю свою жизнь посвящал прославлению ее красоты и высоких личных качеств. Причем, дама в подавляющем большинстве случаев была замужем – для того, чтобы исключить малейшую возможность близости и налаживания отношений. Всем было и так понятно, что любить лучше издалека.
Правила хорошего тона позволяли даме отвечать рыцарю и трубадуру взаимностью. Что это означало? Она принимала его у себя, снисходительно выслушивала его стенания и похвалы, придумывала для него задания и испытания, публично сомневалась в его преданности, являлась на рыцарские и поэтические состязания, где с загадочным (обязательно!) видом наблюдала за выступлениями своего кавалера, становясь свидетелем его победы или позора. Та еще группа поддержки! Никакой особенной награды воздыхателю не полагалось. Вся любовь и состояла в этом служении. Ну, в крайнем случае, сдержанная улыбка, приветливый взгляд. А если она в его присутствии уронит цветок и не будет возражать, что он его поднимет и присвоит себе – это, считай, парень Гран-при получил. В исключительных случаях дама могла сказать, что она тоже его в глубине души, может быть, любит. И никто бы ее за это не осудил. А что она замужем, так одно дело – брак, другое − любовь.
Для соблюдения хорошего тона в подобных вещах местная знать создавала «суды любви», в которых обязательно председательствовали женщины. Суды разбирали нестандартные случаи в общении трубадуров и дам. Приговоры то укоряли дам за слишком суровое отношение к своим рыцарям, то наказывали кавалеров за излишнюю ветреность и неверность своим обещаниям. Заседания были публичными – то есть, вся округа имела право открыто сплетничать о том, правильно ли флиртует замужняя женщина с посторонним человеком и это не выглядело проблемой.
В конечном итоге, культ Прекрасной Дамы стал замечательной поэтической традицией Европы. А сам Прованс 12 века на всякий случай смели с лица земли во время альбигойских войн.
В качестве легенды и стиля куртуазность более устраивала Европу, нежели реальная практика «свободных» нравов.  А в качестве литературного приема привела к созданию неувядающих шедевров. Итальянский поэт Данте видел свою Беатриче всего два раза в жизни, но посвятил ее памяти и революционную «Новую жизнь» и гениальную «Божественную комедию». А про другого поэта – Петрарку – вообще доподлинно неизвестно, существовала его возлюбленная Лаура на самом деле или он ее выдумал. Главное – результат.

Дон Жуан, слайды и попса.
Правда, Средневековье, как и всякий кошмар закончилось, а новые времена вновь решили поднять знамя Любви как флаг человеческой свободы. В 17 веке богослов и драматург Тирсо де Молина впервые вводит на сцену Дона Жуана – мужчину, который добивается женщин, не останавливаясь ни перед чем. В ту минуту, когда он одержим очередной красоткой, он искренне верит, что она – его главная любовь. Образ Дона Жуана стали использовать и другие авторы, сперва с нравоучительным осуждением, потом – с изумлением («ничего себе, жил мужик»), а ближе к эпохе романтизма – и вовсе с восхищением.
Кульминацией культа «севильского проказника» стала комическая опера Моцарта «Дон Жуан», до сих пор претендующая на звание лучшей оперы в мире. Поиск любви ради самого поиска заставляет героя преодолевать множество препятствий, справляться с бесчисленными противниками. Опера пошла на ура. Любовь становилась навязчивой идеей Европы. В этом статусе она процветает до сих пор.
Советская Россия пыталась на государственном уровне вернуться к средневековой идеологии «Частное – преходяще, а общественное вечно». Пропаганда любви по-советски красноречиво отразилась в анекдотах:

Объявление в сельском клубе: «Лекция о видах любви с показом цветных слайдов”.
Вечером народу в клубе – не продохнуть. Вышел лектор.
– Любовь, товарищи бывает разная. – Если мужчина любит мужчину, то это – гомосексуализм.
Народ кричит:
– Слайды давай!!!
Лектор продолжает:
- Если женщина любит женщину, это – лесбийская любовь.
Мужики хором:
– Слайды!!! Слайды!!! Слайды!!!
– А есть, товарищи, любовь, которая превыше всего. Это – любовь к Родине! Вот теперь – слайды!!!


Но при этом именно советская культура подарила нам громадное богатство песен и фильмов о любви – настоящей, красивой и разной. Стихов – поменьше, чем в 19 веке, то тоже достаточно. Сейчас такого не делают.
Сейчас любовь – это разменная монета смысла. Не знаешь, о чем написать песню или стихотворение – пиши о любви, проверенный метод.
И мы, и наши дети узнавали о любви из попсовых песен и не менее попсовых фильмов и считали, что вот это и есть правильная схема, как надо поступать. И большинство именно этими схемами до сих пор руководствуются.
В то время как любовь всегда сложнее и навороченней всяких схем и формул. Кто бы их не сочинял: античный философ или голливудский сценарист.
Tags: paperback writer, лекции для колхозников, логофилия, мифотеррия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments