Кирр Зах (kirr_zah) wrote,
Кирр Зах
kirr_zah

Categories:
  • Music:

Личное дело Деда Мороза. Подробное досье.

Опубликовано в журнале  "World Class", зима 2011-2012
                                                               
Из всех сказочных персонажей Дед Мороз уже пару десятков лет удерживается в топ-листе  самых расхожих героев анекдотов. Периодически он уступает пальму первенства Красной Шапочке, но о той будет отдельный разговор. А про Деда Мороза и его диалектические непростые отношения с… нет, не со Снегурочкой, а с его коллегой Санта-Клаусом самое время поговорить сейчас. А заодно коснуться других сомнительных эпизодов его древней и новейшей биографии: рейдерского захвата Великого Устюга, и при чем тут Лужков, о роли Мороза в том, что некое молодое поколение выбрало «Пепси» и… ну, да, и про Снегурочку тоже придется пару слов сказать

.
«Ой, Мороз-Мороз!»…
Мороз стал известен славянам еще с тех времен, когда они были знакомы и с Ясным Месяцем и с Красным Солнышком. В качестве природного духа он внушал неясный страх первороссиянам, которые часто со злобы величали его обидными прозвищами «Студенец» (обидно, в самом деле, почти что «студень») или совсем беспредельной кличкой Карачун.

Как относиться к Морозу русичи не знали – в сказке «Морозко» справедливый хозяин ледяной избушки одарил рукодельницу по-царски, но менее расторопную и менее трудолюбивую заморозил до смерти. Более того, крестьяне верили, что когда он молодецки постучит по избе, изба трескается. В надежде застраховать себя от лишних жертв и разрушений Мороза пытались задобрить. Отсюда начинается связь персонажа с зимними праздниками.
    Под Рождество глава семьи выходил на порог и предлагал Морозу ложку киселя со словами «Мороз, приходи кисель есть» и «Ой, Мороз-Мороз, не бей наш овес». В тот же день следовало «подкармливать» и духов предков – «дедов». В какой-то момент хитрые хозяева стали «халтурить» и чтобы два раза на стужу не высовываться, за один приём величали и «деда», и Мороза. С тех пор он так и числится. Кстати, с костюмированных колядок рождественской ночи началась традиция новогоднего маскарада. А фраза «Ой, Мороз-Мороз», утратив своё магическое значение, перешла  в совсем другую историю о непростых семейных отношениях и стала атрибутом любого праздника россиян. Точнее, его кульминационного этапа.













 В 1860-х годах поэт Николай Некрасов создал поэму о тяжелой судьбе крестьянских женщин «Мороз Красный нос». Заглавный герой – самодовольный «Мороз-воевода» − погрузил главную героиню в зачарованный сон. Во сне она видит свою семью счастливой, но постепенно замерзает. В черновых редакциях поэт пытался спасти жертву воеводы. Но, поразмыслив, вычеркнул последнюю строфу, сделав финал трагическим, но жизненным. Преображение Мороза в положительного персонажа стал возможен, благодаря влиянию образа Санты-Клауса.
Епископ Микола
Санта-Клаус −голландская форма имени святого Николая, служившего во 2-3 веках епископом города Мир Ликийских. Мученической смертью он не погиб, прожил почти девяносто лет (а это при отвратительной гигиене Малой Азии – очень долго). После преставления епископа прихожане стали рассказывать, будто он любил баловать детей прихожан. Например, незаметно подбрасывал им сладости. Или по ночам подкладывал им в башмачки золотые монетки. Много веков спустя примеру епископа стали следовать в Германии.
    Епископ Микола, кстати, был весьма почитаем на Руси. Крестьяне видели в нем помощника в их ежедневном труде. Православие даровало Николаю эпитет «Чудотворца» и два именинных дня. Соседи русичей называли Миколу «русским богом».

    В 1626 году большая колония голландских переселенцев на корабле, нос которого украшала фигура святого Николая, добралась до малоизвестного тогда острова Манхеттен и заложила там город Новый Амстердам. Центр Нового Амстердама украсила большая скульптура святого, которого основатели называли «Синтер Класс». Сейчас город называется Нью-Йорк, а вместо Николая там стоит Статуя Свободы. Но, так или иначе, культ «епископа Миколы» попал на американский континент, откуда и начал свое победоносное шествие по всему миру.


О плохих поэтах и Кока-Коле
Профессор Клемент Мур преподавал древнюю историю, греческий язык и иврит в Колумбийском университете Нью-Йорка. Сам он полагал главным делом своей жизни составленный им двухтомный словарь иврита. Но он жестоко просчитался.И все потому, что почтенный профессор был самодеятельным поэтом.

    В 1822 году в качестве подарка своим детям он написал стихотворение «Визит Санта-Клауса» («Ночь перед Рождеством»), где его фантазия впервые нарисовала новый образ волшебного дарителя. Тезка святого епископа оказался толстым и курящим трубку веселым волшебником. Он подлетел к дому в санях, запряженных восемью оленями, проник в дымоход и оставил рождественские подарки в носках детишек. В своей любительской миниатюре Мур, преподававший в гимназии богословие, максимально отдалил своего героя от святителя Николая, заявив, что «Забавный толстяк - просто эльф, да и только!». Год спустя стихотворение было опубликовано в газете анонимно и стало настолько популярным, что вошло в число хитов американской рождественской культуры. С тех пор забавный толстяк стал общепринятой модификацией главного рождественского Чудотворца. Для мировой славы ему оставалось заручиться поддержкой большого бизнеса. На ожидание инвестиций ушло сто лет.

    В 1931 году компания Coca-Cola сотворила свой самый головокружительный рекламный кульбит и монополизировалаСанта-Клауса. Волшебный старец стал лицом рождественской рекламной кампании газировки и сменил эльфийский зеленый цвет своих мехов на корпоративный красный. Нанятый фирмой художник изобразил на плакате своего знакомого пожилого продавца, которого обожали дети – его самая благодарная клиентура. А дальше дело было за малым. Надо было в течение 80 лет убеждать, что Санта и Coca-Cola – близнецы-братья. Почему? Потому что «Праздник к нам приходит»... Рождественское волшебство стало торговой маркой международной корпорации. А в этом контексте фраза «Квас – не кола, пей «Миколу» вообще абсурдна.


Дед Мороз при монархизме и сталинизме
В 19 веке попытки создать отечественного рождественского героя превратились в долгосрочный проект. После того как бренды «старый Рупрехт» и «дедушка Николай» признания не получили, с 1886 год на эту ответственную роль стали тестировать извлеченного из пыли веков Морозко (спасибо Некрасову, что напомнил о старике). Локальные испытания вроде проходили неплохо, но перевести эксперимент на всероссийские рельсы не получилось – невесть откуда взявшаяся Советская власть не жаловала Рождество. Мороз снова готов был раствориться в забвении, но Советы через какое-то время поняли, что сговорчивый старик будет ей полезен.
    С 1935 года решением ЦИК Новый год стал всесоюзным детским праздником, а дедушка Мороз − его главным талисманом.

    Малопопулярная героиня сказок и пьес Снегурочка с конца 19 века участвовала в рождественских праздниках как одна из многочисленных масок из свиты главного героя. Но с 1937 года она была категорично назначена на должность внучки Мороза. Очевидно для того, чтобы пожилой увлекающийся волшебник постоянно находился под присмотром молодой и политически выдержанной активистки. До тридцать седьмого, уверен, они оба не подозревали о своем родстве.Но за прошедшие 75 лет к этой легенде уже привыкли. Скептики до сих пор вопрошают: если есть внучка, то почему ничего не было известно о её бабке. И папе с мамой. Так ведь тридцать седьмой же! В жерле террора сгинул даже тот партиец, который настоял вернуть детям новогодний праздник. Хорошо, что сам праздник выстоял.
Вы спросите: а при чем тут Лужков?
В перестройку вместе с кока-колой к нам явился и Санта-Клаус. В качестве запоздалого ответа политик Лужков превратил Великий Устюг − городок на Вологодчине в именную крепость Деда Мороза. С другой стороны, и где теперь этот Лужков?


Мирное сосуществование
Лично я не сочувствую призывам «патриотов» сказать «нет» колпаку Санты-Клауса в пользу боярской шапки Деда Мороза. Хотя бы потому, что вдвоем у них больше возможности творить чудеса.

    В  комедии «Один дома» герой Калкина говорит ряженому: «Я знаю, ты – не Санта, но ты на него работаешь». Те, кто под праздники надевает полушубок Санты или тулуп Деда, только думают, что гонятся за легким рублем и бесплатным алкоголем. На деле же они, сами того не осознавая, оказываются агентами того Великого Чуда, которое ранее избрало своими подручными Клауса и Мороза. И Пер Ноэля. И Йоулупукки, конечно.
Tags: paperback writer, лекции для колхозников, мифотеррия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments