Кирр Зах (kirr_zah) wrote,
Кирр Зах
kirr_zah

Category:
  • Music:

Вампирография. Вампирология. Вампирономика. Поп-вамп.

 Стопроцентно хэллоуинская публикация.
Напечатано: Журнал "World Class" : Осень, 2011
(Номер о доме)

Во всех многочисленных религиях дом для человека – крепость, оплот добра. Даже отмороженные вампиры не в силах переступить порога человеческого дома, если человек их не пригласит войти. Я, правда, не представляю чего ради вменяемый хозяин станет приглашать зайти к себе вурдалака? Не чаю же с ним попить!
Наверное, ради того, чтобы дать хоть какую-то вразумительную версию и пишется столько романов, и снимается столько фильмов и сериалов про вампиров.
Зная нестойкую психику этой категории ньюсмейкеров, всегда пытался быть с ними осторожнее. Например, допускаю, что само наименование «вампиры» (или тем более «упыри») в контексте нынешних норм морали может звучать неполиткорректно. Если уж гомосексуалистов европейские и американские деятели стыдливо называют «лицами нетрадиционной сексуальной ориентации», то разнесчастных вампиров следует называть их «гематозависимые». Или «вынужденно кровососущие». Тем более, они заслуживают уважения. Не будучи живыми, проливая кровь окружающих, они впрыскивают кровь в вены современной массовой культуры. Вампиры давно стали центральными медиа-персонажами. Любой продюсер, экономя на вампирах, неизбежно теряет сорок-пятьдесят миллионов в прокате.

Итак, автор получал удовольствие, глядя «От заката до рассвета»; оценил эстетский смак первого «Другого мира»; снисходительно усмехнулся «Баффи» и «Ангелу»; напрягся от «Сумеречной саги»; проигнорировал «Дневники вампира». Но узнав о грядущем в 2013 году выходе на экраны картины «Авраам Линкольн – охотник на вампиров», не выдержал. Сорвался.
Вампиры – это тренд. Симпатичное жителю постиндустриального города существо, которое, болтаясь где-то сбоку пищевой цепочки, только забирает и ничего не отдаёт. Да, ещё и жалуется на то, как с ним несправедливо обошлась судьба. Не в этом ли секрет популярности вурдалаков? Молодёжный зритель, прячущийся от личной и социальной ответственности, видит в них желанную модель построения отношений с жизнью… или что там у них вместо неё?
Популярные киновампиры – это вечные подростки. Вроде и прожили на свете несколько столетий, а ни ума, ни опыта! Ни с девушками себя вести, ни с окружающими общаться! Зато правила стиля каждой новой эпохи схватывают на лету. Здесь любой вампосексуал заткнет за пояс всех метросексуалов. Вампиры – неисправимые нарциссы. Они бы целыми днями… точнее, ночами вертелись бы у зеркала, если бы имели возможность в них отражаться… Идеал тинейджеров! «Темный» Питер Пэн, отказывающийся становиться взрослым и сохраняющий свою юность любой ценой – даже ценой чужих жизней.

Феноменально успешная «Сумеречная сага» родилась из противоестественного эксперимента по насильственному скрещиванию страдательной подростковой любовной драмы с упыриным фэнтези. Может быть, первая часть и была забавной, но к чему растягивать эту мочалу на пять фильмов? Назло «Гарри Поттеру», где данная тема не была раскрыта?
Современная поп-культурная традиция изображения гематозависимых восходит к культовому роману Брэма Стокера «Дракула». Маясь целым букетом разнообразных болезней, Стокер стремился придумать персонажа, которому ограниченные возможности не мешали стать могущественным и почти всесильным. Он раскопал западнославянскую повесть о князе-садисте Владе Цепеше и почему-то решил, что после гибели Влад стал повелителем вампиров. Ничем это превращение не обоснованно. Чистая случайность. Попалась бы Стокеру книжка про Ленина – жил бы Дракула в Мавзолее и упивался бы кровью верных большевиков.
Именно Стокеру принадлежит современный «катехизис вампирской анатомии». Он не только обобщил наиболее популярные средневековые представления о страхах и немощах вурдалаков, но и щедро напридумывал собственные. Например, байка о непереносимости чеснока – это отлично прижившаяся среди доверчивых читателей попытка Стокера какой-нибудь «мулькой» преодолеть творческий кризис. Сергей Лукьяненко в «Ночном дозоре» объясняет ляп Стокера тем, что писатель сам был вампиром и намеренно распространял дезинформацию. Любопытная версия! С другой стороны, тот же Лукьяненко писал и то, что в Саратове аэропорт располагается далеко за городом. Так что доверия читателей нашего региона он не заслужил. А чеснок у нас в стране такой ядреный, что его запаха и не всякий живой человек выдержит. Однако мы-то едим. Чем они хуже?
«Дракула» стал исходной точкой всей современной мировой поп-вампирианы. И каждый сценарист/режиссёр/продюсер, решивший подзаработать на страданиях гематозависимых, должен сам выбирать, что из брэм-стокеровского канона он сохранит, а от чего откажется. Например, будут ли его вампиры отражаться в зеркалах, как они будут относиться к алкоголю или смогут ли переносить солнечный свет. В фильмах и сериалах последнего времени вообще появилась тенденция превращения упырей в живородящих: у главного героя сериала «Ангел» − сын, у Селины из многосерийного «Другого мира» − дочь. Укор с экрана безответственным зрителям, провоцирующим демографический кризис.
Кстати, у байки с зеркалами тоже сомнительное происхождение. Ну, не могли эти сведения прийти от бедных европейских крестьян, становившихся жертвами вурдалаков в средневековой Европе. Не водилось у них зеркал! Наверное, поэтому и не отражались в них кровопийцы. А герцоги и маркизы ничего такого потомкам не оставляли. В очень талантливой (и очень страшной) повести А.К. Толстого «Упырь» скрывающиеся среди людей вурдалаки вращаются в высшем свете и никаких конфузов с зеркалами не обнаруживают. А что тени не отбрасывают? Так нападают по ночам. Какая еще тень в темени?
    Согласно тому же Стокеру, вампиров отправляют в небытие серебряные пули или осиновый кол. Осина, понятно – дерево, на котором повесился Иуда Искариот, то есть, с евангельских времен приспособленное карать зло. Но проверить на деле трудно. Если расстрелять серебром, а тем более насадить на кол нормального, не замеченного в кровопийстве человека, он неожиданно обнаружит такую же мортальную реакцию, которую вы хотели бы ожидать от упыря. Тут одно из двух: либо все вокруг вампиры, либо в технологии надо что-то поправить. Царь-батюшка Иоанн Васильевич в перегибах своей административной деятельности питал к колам нездоровое пристрастие. Не удивлюсь, если после Авраама Линкольна он станет первым претендентом на роль героического борца с нежитью.
На самом деле, в поп-вампирской традиции присутствует громаднейшая неувязка, отменяющая практически всё:
Жертва вампира, ели сразу не умирает, теряет душу и сама становится вурдалаком – это раз.
Вампиры боятся церквей и приходят в ужас от изображения креста – центрального христианского символа – два. То есть, современная поп-вампирография живет по канонам якобы христианского мировоззрения.
А в христианстве, судьба души – результат исключительно свободной воли человека. Вампиры не в силах без приглашения переступить порог дома, потому что сам человек может дать или не дать злу дорогу к себе. Только человек сам определяет, что станет с его душой. И никакой оживший мертвец ничего за него решить не может. И, если мыслить, по этим законам, то насильно человека лишить души невозможно. Тем более, что душа в христианстве – бессмертна, поэтому сгинуть в никуда от ритуального укуса не может никак. Об этом Брэм Стокер не подумал. И многие поколения писателей и сценаристов, не найдя у своего патрона никаких подсказок, так и не сподобились устранить это противоречие.
Конечно, в скором времени мода на вампиров пройдет. Тогда на экраны вместо упырей в обилии хлынут оборотни. Виноват, «ликоморфные». Или зомби. Ээээ... гуманонекроны.
Tags: paperback writer, лекции для колхозников, мифотеррия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments