March 12th, 2014

припечатано

Трибуны и небо в овчинку.

Я давеча радовался, что я не писатель. А сегодня по совету человека, недавно уже контуженного, походил по блогам и форумам профессиональных литераторов. Посмотрел на дивные споры о степени патриотизма, выраженных в печатных строках; на дискуссии, о сущности креста где собссно настоящая литература, а где остерегайтесь грубых подделок не совсем; на непримиримые эстетические противоречия нашего местечкового литературного гетто - и готов как Бальзамнов прыгать на одной ножке возрадовался в сердце своем еще больше, ибо вновь Господь уберег. Что я понял: кроме сомнительного достатка, эту работу сопровождает также публичное поношение, как я понимаю, в качестве обязательного условия. С регулярной переаттестацией, выраженной, очевидно, в тех же помоях на голову.

Нет, я не идеалист! Я знаю, что люди не дарят друг другу ромашки каждый день, особенно в интернете. И я отдаю себе отчет, что лично мене обзывать разными интересными словами будут, чем бы я не пытался заниматься. Сам этого добивался, Жорж Данден). Я про другое.

Мене каким-то недоразумением занесло в тусовку сообщество рок-музыкантов (хотя я не музыкант, и вы это прекрасно знаете, и даже не пью, что делает мене в этом отношении абсолютно непригодным к диалогу). Там тоже серпентарий еще тот. Но! Но! Но!

Тамошние конфликты и перебранки мене дороги высокой степенью интимности. Огрызается на мене, скажем, исполнитель рок-н-ролльных кавер-версий М. или выливает град упрёков хороший композитор О. - они это делают в личных сообщениях. Или по почте. Или на худой конец в комментах. У меня к этой публике часто много претензий - за центробежность, за неумение принять чужую позицию, за поверхностность. Но каким-то образом у них (не в пример писателям) обнаружилась не предусмотренная техзаданием Творца кротость, выраженная, как минимум, в умении собачиться друг с другом в специально отведенных местах.

А писатели - сразу ударяются в "не могу молчать!". Пишут сразу манифесты, Кричат, засоряют блоги выяснением "а ты кто такой", выпячивая собссную ценность для великой русской литературы - гадят в ноосферу, одним словом. Разносят свой вселенский хай на полнеба. А небо в овчинку.

P.S. Особую эстетическую ценность это имеет, когда брань о высоких материях с элементами хулы облекается в форму стихотворных произведений. Я бы, читая их, корчился в муках, но, был в очень ранней юности закален историей о другобрате своём Машенцеве. Он чем-то прогневал некую неведомую мене поэтессу-любительницу и она в своих сочинениях нередко и настойчиво обращалась к его образу, называя его не меньше как "Иудой". Я из этой вендетты запомнил две строчки:

"И вот тогда узнала я,
Что Лёша Машенцев - свинья.
".

И считаю, что эти строки суть схема и архетип всех принципиальных разборок в поэтической или художественно-прозаической форме.


Вот такое выпало на мой тяжкий жребий неожиданное открытие при исследовании провинциального рынка труда и сопровождающее его средней тяжести разочарование. Не хочу теперь в писатели! Нет, вот пару книг с обязательными гонорарами все еще хочу, а вот штампа в паспорте "писатель" - уже нет. И не уговаривайте!